ДРАМАТИЧЕСКИЕ ПОИСКИ «НАЧАЛА НАЧАЛ»

.

На Земле найдено и исследовано множество космических пришельцев метеоритов. Некоторые из них по деталям химического состава напоминают нас. Так, в углистых хондритах обнаружена целая серия аминокислот. Как пишет специалист по космической геологии Э. Кинг, проанализировано лишь небольшое число углистых хондритов непосредственно после падения, но даже в этих немногих образцах обнаружено значительное число различных соединений углерода… Большинство исследователей предполагает абиогенное происхождение этих органических соединений, то есть в природной лаборатории без участия организмов. Однако органическая химия развития Солнечной системы представляется гораздо более сложной, чем ожидалось.


Часами чаще всего служат радиоактивные минералы. При их распаде накапливаются устойчивые продукты. Например, уран-238. в них входящий, превращается в свинец-206 с образованием инертного газа гелия. Чем дольше идет процесс, тем меньше остается урана и больше появляется свинца и гелия.
Скорости деления радиоактивных элементов известны. Количество продуктов распада можно определить. А дальше как в задачке, где по скорости и пройденному пути вычисляется время движения, не трудно рассчитать продолжительность жизни («старения») минерала. Начальная точка отсчета тот момент, когда расплавленная (распыленная) горная порода твердеет.
Находящиеся в ней радиоактивные частички оказываются в каменном тайнике, наглухо замурованные. Здесь и накапливаются продукты деления. Скорость радиоактивного распада не меняется от внешних воздействий. Она подчиняется простому закону. Остается отбирать образцы и проводить анализ.
Надо только учесть два важных обстоятельства. Первое: как ни прочна каменная темница, однако за многие миллионы лет из нее просачиваются «на волю» по микроскопическим трещинкам продукты распада. Второе: время отмечается только с того момента, когда сформировалась горная порода, а сколько прошло до той поры, не определишь.
Любые радиоактивные геологические часы показывают возраст только данной части пространства. Скажем, конкретного кристалла. А что было до его образования, сколько прошло миллиардов лет и превращений вещества, пока он не возник? На этот вопрос ответа нет.
Однако, несмотря на это, ученые продолжают отождествлять возраст древнейших минералов и горных пород, сохранившихся поныне без принципиальных изменений, с возрастом всей земной коры и даже всей планеты.
Представьте себе ботаника, определяющего возраст луга по растущим там цветам или леса — по деревьям. Можно ли доверять таким датировкам? Луг и лес почти наверняка в десятки и сотни раз старше самых древних из обитающих там единичных, конкретных растений. Но почему же тогда мы соглашаемся с геофизиками, датирующими образование Земли по отдельным минералам и горным породам, залегающим близ земной поверхности? Даже если эти определения совершенно точные, безоговорочно верить им нельзя.
Попробуем судить о возрасте человека по отдельным клеткам его организма. Что получится? Серия разнообразных цифр. Конечно, минимальные значения заведомо не следует принимать во внимание (клетка могла только что возникнуть или в нее только-только попало соответствующее вещество, служащее нам часами). И вот. ориентируясь на максимальные из полученных датировок и предполагая увидеть младенца, мы столкнемся лицом к лицу со стариком! Подвел метод анализа или несовершенство техники? Нет собственная оплошность. В живом организме все клетки постоянно обновляются. Человек значительно старше любой слагающей его клетки.
Горная порода — продукт многократных превращений веществ земной коры. остывания магмы, переотложения продуктов распада, метаморфизации. расплавления и т. д. Даже самая древняя из них имела очень долгую и сложную историю, прежде чем в нее попадал радиоактивный минерал, служащий нам часами. Можно ли по этой «клеточке» земной коры судить о возрасте всего организма?

Комментарии закрыты.